22:09 

yukine
Make tea and foreshadow shit.
Когда я уезжала, я все время слушала My boy makes coffins. Теперь я вернулась и в моей голове одна What the water gave me, и я чувствую, что истончаюсь и становлюсь водой.
Я лежала на деревянном пирсе свесив ноги так, что подошвы кроссовок едва-едва касались поверхности воды. Один раз проплыл такси-катер, поднимая волны, и тогда пирс принялся укачивать меня, а вода - плескаться выше.
В лес, разумеется, по моим понятиям ходить надо совершенно не так. В лес надо ходить так, чтобы была палатка, лодка, удочка, корзина для ягод, тишина и покой. Мы же ходили группой в 40 человек в первой половине пути и вдвоем во второй.
Реповеси - это национальный парк на карте, но на деле - это лес с несколькими улучшениями вроде подвесного моста, усыпанной гранитной крошкой дороги до самого популярного места, выбитых ступенек и организованных мест для стоянок. Я люблю такой лес всей душой: камни, сосны, заросли черники и брусники, мягкие мхи и еще грибы. Мы обошли вкруг большого озера, переправились на пароме на ручной тяге (две девушки хрупкого телосложения общим весом не больше 90 кг), а потом легли на тот самый пирс и лежали там.
Было тихо, светило солнце и все было хорошо.
И тут в моей голове засела What the water gave:
‘Cause she’s a cruel mistress
And a bargain must be made
But oh, my love, don’t forget me
When I let the water take me

So lay me down
Let the only sound
Be the over flow
Pockets full of stones

И потом еще раз: мы были на лодке, которая гладила поверхность озер. Снаружи был ветер, снаружи были бесчисленные острова, сосны и горы. Мы остановились один раз рядом с "концертным залом" - каменным обвалом на одном берегу и скамейками на другом. Там, говорят, устраивают всамомделешные концерты. Вторая остановка - чумное кладбище. Экскурсовод, которого я для дифференциации и сокращения новой информации решила называть не-В., похожий на страдающего Иисуса с картин Эль Греко, говорит о том, что своих мертвых здесь хоронили во время чумы для того, чтобы они не поднялись и не пришли за мертвыми. У мертвых растет черника, но есть я ее не рискую.

Мы собирали камни, смотрели на невероятных размеров сосну с зелеными шишками, по которым стекала смола, я обнималась с лиственницей, которой, на вид много-много лет, у легкого и воздушного дома в готическом стиле из белого дерева. Лиственница выглядит старше дома и старше всего вокруг нее. А вдалеке на горизонте виднелась большая водонапорная башня, похожая, в заходящем солнце на большой гриб.

Искусство отдыхать даже среди людей - великое искусство. После недели, когда я была буквально выжатой, как лимон, я не ожидала, что на утро нового понедельника почувствую себя снова свежей, как будто бы провела неделю или две в отпуске, но оказалось, что и это возможно.
Впереди много разной деятельности: с завтрашнего дня начинается немецкий, и я надеюсь, что хоть в этот раз все будет хорошо.

Еще и маленьких радостей - мне пришли две книжки, написанные женщиной по имени Ниномия Маюми, искренне потрясающим человеком, который в своем весьма и весьма преклонном возрасте путешествует, интересуется и пишет. Она - мать моей преподавательницы по сольфеджио в Японии, и они вместе приезжали в прошлом году в Питер, и я бегала с ними по городу. Это - те воспоминания, которые я очень-очень люблю.

@темы: *_*, brave old world, children of June

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

as it is

главная