Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: brave old world (список заголовков)
22:33 

Make tea and foreshadow shit.


Признаюсь честно: я чувствую себя кататонично.
Нечего делать, ни внутри, ни снаружи: на работе нет ничего, никого, только раздражающая процедура формирования бюджета, и сегодня даже меня посетила крамольная мысль - а может ну его нафиг, открыть резюме. Но я напомнила себе, что не нужна никому в этом кризисном раздолье, потом о том, что у меня коллеги - большей частью - котики, которых нельзя не любить (месяц с совместными попойками через пятницу и вот она я, обратно к старому: оправдываю свой необузданный (но умеренный) алкоголизм необходимостью социализироваться), потом о том, что, может быть, все не так и плохо (хотя мстительность во мне уговаривает сделать это назло, ткнуть пальцем и сказать: я делаю это из-за тебя, потому что ты здесь не должен быть, из-за своего тугоумия и субординации). В общем-то, моя фрустрация объясняется тем, что я ничего не делаю, потому что никого нет, а те, кто есть - сводят меня с ума и навевают мысли о насилии.
В общем, еще раз, фрустрация.

В остальном я провожу свое свободное время так: четыре дня в неделю я в разных количествах смотрю сериалы, еще пару дней я хожу на йогу и еще один день я теперь посвящаю верховой езде. На прошлой неделе занятие случилось в один день с легким похмельем (степень - закрываешь глаза и голова начинает кружиться), предгрозовая духота не добавляла радости, равно как и тот факт, что я была лишена стремян. Я, конечно, помню, как много лет назад (я еще училась в школе), я проходила все это, но почему-то мне казалось, что тогда мне давалось все это легче. С другой стороны, баланс я могу держать даже не галопе (руки в стороны, а не вцепившись в переднюю луку), что вдохновляет меня.
Пытаюсь управлять уровнем своей тревожности (anxiety?), ограничить потребление кофе, алкоголя и успокоительного шоппинга (самое ужасающее из всего списка). Дается плохо, однако в целом я ощущаю определенный эмоциональный подъем, связанный с моим последним же экспериментом: fall in love just a little, oh a little bit every day with someone new, и вы знаете, да, это дает определенную освежающую грань.

@темы: blue whale of my life, brave old world

22:36 

Make tea and foreshadow shit.
Иногда забываешь, зачем нужны социальные контакты и участие в социальных же мероприятиях, но так же я часто забываю, что не все люди - как я, завязаны на социальной неловкости. В четыре часа утра, где-то в Невском районе рассветало, было ярко и свежо. Через несколько часов меня посетило суровейшее похмелье за последние пол-года (совершенно незаслуженное, я хочу отметить), но в целом это было прекрасным отвлечением.
Первая неделя на работе - как будто бы и не уходила вовсе, хотя, как потом оказалось, все же упустила миллион мелких событий разной важности. Мне нравится общее ощущение загруженности (потому что я, большей частью занята и избавлена от вынужденного безделья), но не нравится новый виток драмы, которой не будет, по всей видимости, никакого конца.

На прошлых выходных провернули плановую замену бытовой техники: умеренно текшая стиральная машинка решила объявить восстание машин и потоп, что привело нас субботним утром к мысли, что пора ее заменить. Благодаря интернету и чудесам современного мира машинка была куплена, привезена, установлена и опробована в течение всего полутора суток. достижение которое вызывает во мне гордость. Я умеренно довольна, потому что я всегда довольна новой технике, умеренно - потому что как и за все в этой жизни, за нее пришлось заплатить.
Эти выходные выдались, в целом, нейтральными - в субботу я была похмельна и контрпродуктивна большую часть дня и только вечером собрала волю в кулак, приготовила еду и посмотрела фильм. Я мало смотрю фильмы в последнее время, если и смотрю - то собираюсь долго. В общем, когда мне хочется визуально расслабиться, я просто включаю Pride and Prejudice 2005, любуюсь неземной Розамунд и про себя завидую шикарным бровям Найтли (не говорите об этом никому).

Ловлю себя на том, что хочется уехать далеко. В просмотрах за сегодня - Будапешт, Вена, Венеция, Амстердам. Идея отметить НГ в Венеции выглядит неплохо, особенно если смотреть на нее из августа, но отмечать новый год в одиночку выглядит тошнотворно в приближении, поэтому я просто загадываю. Осень в Вене или в Будапеште? Или может быть, опять в Гамбург, смыть плохие ассоциации? Мир такой большой и в нем еще столько мест, которых я никогда не видела, и я все надеюсь, что вот в следующий раз меня абсолютно точно отпустит перегруженное безразличие, и я непременно получу именно то, от поездки, что я жду.
Как знать.

Слушаю Wyvern Lingo.

@темы: blue whale of my life, brave old world, jiko no kaihou!, юкинаюкина

23:29 

Make tea and foreshadow shit.
Пока синхронизируется телефон: я досмотрела курс по нейробиологии и сломалась под грузом знания о том, что существуют идеальные онлайн курсы (но их мало и очень тяжело найти).
Со мной случались рок-н-ролл и Элвис, а еще ритм-н-блюз 40-50, Луи Джордан случился со мной настолько, что оказался прямо в плейлисте (очередное обновление iOS превратило теперь и медиатеку в шайтан-машину, но мы пробьемся).
Смотрите, пусть он случится и с вами:


Что еще?
Мне исполнилось некоторое количество лет на прошлой (позапрошлой??) неделе, у меня было прекрасное все. Пережить день рождения - это как перезагрузиться, и я - очень счастливый человек сейчас. Хотя, в общем-то, когда я в последние полгода (почти) не чувствовала себя счастливой?

В пятницу буду первый раз за последние пять лет в Москве, а в субботу уезжаю в Инту, там где холодно (+10) и нет людей. Не в Инту, собственно, а в горы, на приполярный Урал, где не будет связи, интернета, и, опять же, людей. Последнее делает меня очень и очень счастливой. Впереди еще много приключений, у меня ничего не собрано, я смотрю сериалы и думаю о надвигающемся отпуске как о чем-то аморфном и далеком. И очень-очень нереальном.

@темы: brave old world

22:29 

Make tea and foreshadow shit.
Shades of green
st.petersburg, may 2015

DSC_0300
åland, may 2014


Не рождаются слова. Слушаю how big how blue how beautiful уже который раз по кругу, а кроме этого ничего и нет.

@темы: brave old world, Фото

23:50 

Make tea and foreshadow shit.
В последнее время я пишу исключительно пьяные закрытые ото всех записи, потому что я не знаю, что здесь писать: формат уже не тот, что раньше, люди - не те, что раньше (серьезно, люди, которые продолжают на меня подписываться: я пишу раз в месяц, в лучшем случае, что вы тут делаете??), небо не такое голубое и даже трава другого оттенка.
Я снова лечусь, очень зла по этому поводу, но ничего не могу с этим поделать, я работаю маленьким серым кардиналом-повелителем, потому что кто может взять вещи под контроль, как не маленькая девочка, которая дышит в пупок великим гениям, я хожу на немецкий уже больше полугода и занимаюсь йогой так, как не занималась никогда.
Нет, серьезно, йога - это прекрасно, это то, что доктор прописал, когда ты чувствуешь себя в застое, а его у меня - хоть лопатой греби. Мне, строго говоря, очень надо в отпуск и научиться отключаться от работы как только я с нее выхожу, но не могу: у нас с ней роман уже полтора года, а я все равно ее люблю, а она меня любит в ответ (а еще я люблю свою новую зарплату - с апреля - ибо что как не деньги иллюстрирует отношения с работой максимально честно?).
Я нахожу себя, в прочем в разных и неожиданных местах. На лавочке в Мариехамне (Аланды), дремлющей под солнцем, например. Или на рассвете в синагоге (не далее чем неделю назад; я частично жалела, частично безумно радовалась идее попасть туда). Посреди своего пригорода, лицезреющей двух шпендиков, которые убегали от мужчины в подпитии с его бутылкой пива. Над трансформатором (впрочем, не удивительно). Занимающейся серьезным расследованием взрослых вопросов.
На выходных я предпочитаю превращаться в гриб. Чтобы было тихо, прохладно, и можно было спокойно смотреть сериал, не отвлекаясь на разные вещи. Вот сегодня, например: я встала в 11 (видела потрясающий сон, не помню о чем), долго боролась с горячей водой, еще успела сбегать в магазин за едой, приготовить ее и употребить, а между этими свершениями - серия за серией, несмотря на абсолютное осознание того, какой бред я смотрю. Режим сохранения энергии.

Мало чего происходит, то, что происходит - мало значительно или незначительно вовсе, предположительно значительное - откладывается до неизвестных времен.
Жаль только, что май заканчивается.

@темы: brave old world

22:36 

Make tea and foreshadow shit.

Привет.
Сегодня было затмение: сначала случилось затмение в головах, потом уже фактическое. Последнее я не видела, но слышала рассказ водителя, который возил нас по делам, зато ежедневно являюсь свидетелем первого. В моей собственной голове затмение произошло ближе к концу февраля и до сих пор не заканчивается.
Причина, по которой я не пишу - я не знаю о чем. Это как будто бы страх пустой страницы: ты заполняешь ее чем-то, как тебе кажется, осмысленным, а потом удаляешь написанное не перечитывая. Определенная неточность формулировок с ванильным напылением - бич моей прозы последних дней и спасибо, что я мало перевожу письменно.

Жизнь моя представят собой очаровательную рутину: пять раз в неделю я еду после работы по делам. Два дня в неделю - с болью в теле (йога), два - в голове (немецкий), третий, как правило, в состоянии алкогольного опьянения. Признаться честно, сегодня - первая пятница, когда я не пила, с тех пор как слезла с таблеток, не совместимых с алкоголем, и это чувствуется странно, а бутылка джина довлеет.
За этот месяц я успела проводить коллегу, который научил меня всему (или большую часть), что я знаю о функционировании завода в целом и о трансформаторах в частности, встретить нового подопечного, стать свидетелем внезапных преобразований людей, получить прибавку к зарплате, остричь волосы, выпить на брудершафт и прочитать Довлатова (все эти происшествия в общем можно считать независимыми).
Да, волосы: почему-то все решили, что я достигла нулевой точки во время последней стрижки, но уже сидя в парикмахерской я решила: пан или пропал и велела резать. Р. согласился и заявил, что шляпку гриба, которая у меня на голове он категорически не одобряет и порезал. Это предшествовало создание "акцентика", который в этот раз серо-голубой, что, в свою очередь, привело к горячей дискуссии между парикмахерами суть которой сводилась к вопросу, какого цвета был(а?) Годзилла. Начальник спросил меня, что у меня с головой.

Что еще? Ах, да, я болела, пила монструозные таблетки, допила монструозные таблетки и теперь игнорирую необходимость путешествия на повторное обследование. Я порывалась несколько раз написать об этой истории, но она, если опускать пикантные подробности, сводится к тому, что если ты чувствуешь что это не надо - значит не надо этого и делать. Обратная ситуация, когда ты - тот труп, проплывание которого ожидает сидящий на берегу. Таблетки были злые и я выяснила что соблюдение медицинской диеты для меня даже легче чем воздержание от употребления алкоголя, хотя казалось бы - большого объема потребления я не регистрирую. Скорее сам факт.

Не сложившийся пасьянс в личной жизни я компенсирую растениями: у меня буйно (я не преувеличиваю здесь) растет бальзамин Бальзак, лезут новые ростки лаванды, тянется за солнцем тимьян и выпускает новые и новые ряды иголок сосна. Сосна, маленькая в этом своем большом для нее горшке, со своими трогательными иголочками и не менее трогательной присутствующей корой заставляет меня думать разное. Например: при хорошем стечении обстоятельств эта сосна переживет меня.

Отчаянно хочется путешествовать, я рассматриваю вполне серьезно вариант экспедиции с погружением на неделю в какую-нибудь деревню в Германии. Новый опыт, новые места, новые впечатления. Конечно же, мучительно хочется в Токио, но это - привычное, а желание вскочить и бежать - зудит. Наверное, мне очень надо в отпуск, но я нахожу очень много причин, чтобы в него не отправляться, хотя, признаться честно, даже я начинаю замечать разное, странное.
Впрочем, отдыхать я планирую, но вот так: на следующих уже выходных я еду на семинар по йоге. Почему? Потому что я могу. А еще потому что это - за городом. Потому что это в моей голове настолько близко к состоянию покоя, насколько это возможно. В эту честь я даже купила коврик (вернее, получила коврик в подарок на 8 марта) и теперь целюсь на прочие приспособы.

А как дела у вас?

@темы: brave old world, children of June

22:41 

Make tea and foreshadow shit.

Несмотря на то, что я совершенно не утренний человек, я очень люблю раннее утро. Когда еще никто и ничего не успело проснуться.
Когда мы улетали в Берлин было как раз одно из таких очень особенных утр. Тридцать первое декабря, когда ни один человек по доброй воле не согласится оказаться на улице в половину седьмого утра, поэтому на улице очень тихо, а еще снег глушит вокруг. Потом, конечно же, машина, дорога, снег просыпающийся город и суета, но самое главное - оно случилось.

Выходить на работу оказалось хорошо.
Хорошо работать с японцами, которые каждые праздники куда-нибудь ездят с женами, привозя по мешку подарков. Х. ездил в Португалию, поэтому привет брелок на ключи (у меня на ключе брелок из Исландии, который привез начальник), О. ездил в Исландию, но подарок почему-то из Голландии, С. ездил в Италию и привез фигурку, а К. просто поехал в Японию и привез оттуда еды и подарок от Я., обереги, не туристические, но правильные, даже с тем самым запахом.

Писать про личные вещи тяжело.
Собственно, вести блог очень тяжело по разным причинам.
С одной стороны - как в коробочке. Сам в себе, пытаешься вобрать и собрать по кусочкам.
С другой стороны - как осьминог, потому что нужно вобрать и осознать еще один, чужой мир.
Я много думала о людях, о произошедшем и думала об этом очень честно и гадко ясно, пока сегодня не поняла: есть любовь, а есть зависимости, которые не здоровые и не должны быть.
Мне потребовалось три года, чтобы отпустить, и того в общей сложности шесть лет - не знаю, как по-вашему, но по-моему это достаточное достижение, и вот я хожу по земле, ни на секунду не вспоминая, ни на секунду не думая о.

В голове у меня сейчас всего понемногу. Чепуха там, чепуха здесь.
Две чашки кофе - уже плохо, три приема пищи - уже много, пять часов дня - более чем достаточно, а вот шесть дней вечернего безделья - уже избыток, но не достаточный для того, чтобы я вскарабкалась на стену, выстрелила собой из пушки и добралась до Луны.
У меня в канун Нового года были бирюзово-зеленые волосы, которые уже не бирюзовые и даже не зеленые, хотя мы с моим парикмахером имели обстоятельный разговор о том, какой цвет - бирюзовый.
У меня в Новом году нет ничего даже приближенного похожего на список пожеланий-целей, как те, которые я писала и нарочно теряла или забывала, потому что ты начинаешь чувствовать себя проверяющим контрольную у вероятностей и случайностей, отмечая галочкой выполненное и не выполненное в списке в последние минуты года.
Мое единственное пожелание на этот год, то же, что и желание, которое я загадываю на ресничках: 幸せのままでいますように。

@темы: many merry days, children of June, brave old world, Welcome aboard the U.S.S. Enterprise

23:03 

Make tea and foreshadow shit.
Когда я собирала чемодан в утро перед днем отлета, я думала о том, что не уверена в поездке. О том, что не уверена в себе, не уверена в Германии, не уверена в странном понятии "новый год" и в каких-либо причинах, которые заставляют меня все это делать. Но я собралась.
Берлин - это как надкушенная шоколадка для меня. Я видела его первый раз несколько лет назад, стоял февраль, было очень холодно, глаза - замылены и утомлены Прагой. Помню, как потерялись на вокзале. Помню, как потерялись на Александрплац, как бежали на Музейный остров перед самым закрытием успев в Пергам. Помню гигантскую ногу, которую съела моя мама, которая ест в три раза меньше меня, в единственном заведении, которое было открыто после пяти вечера в холодном и припорошенном снегом Берлине. Больше я не помню ничего, даже того, каким образом мы потом оказались в Дрездене.

В этот раз все началось так: мы стояли у автомата по продаже билетов на станции в аэропорту, впереди каждый долго-долго копался, как вдруг подошли двое молодых людей, протягивая нам четыре билета. Мне было очень стыдно потом, но сначала я решила, что они пытаются продать их незадачливым туристам, но они просто отдали нам билеты: по одному в центр и еще по одному на четыре дня вперед, которые они не успели откатать. Отблагодарить толком не получилось, но я сидела в поезде в отель, и обкатывала мысль о том, что такие вещи происходят. О том, как опасно быть привычным к плохому.
Потом, конечно, было много приключений, главные роли в которых я отвожу людям бесконечной отзывчивости: мы естественно проехали нужную пересадку и были спасены женщиной по-английски не говорящей, но из речи которой я выловила самое нужное, а также компанией ребят, которые говорили бойко и болели за нас душой; искали место, где можно поесть в канун Нового Года и были усажены персоналом одной из пивных потому что обещались убежать через час, освободив одолженный нам забронированный столик; пытались попасть на празднование Нового года у Бранденбургских ворот, и я даже успела поспорить с полицменом, гуляли по темным набережным Шпрее за час до final countdount of 2014, а также много всего другого, о чем я не смогу обстоятельно рассказать.
К воротам, надо сказать, мы не попали. Ablosutely no way to get inside, сказал нам другой занимательный персонаж в форме, мы совершили еще одну прогулку по темным набережным, упомянутым выше, устроившись напротив вокзала. Набережная там была облеплена со всех сторон людьми, поезда приезжавшие на вокзал выплевывали еще больше людей, у каждого за спиной - внушительный запас хлопушек и петард. Внизу, у реки, взрывали все, что только можно представить себе (одним из самых популярных оказались обычные "корсары", которые просто делают крутое "хлоп";), на вокзале на меня попытались сдруть серпантин, но получилось не очень. Потом был кант-даун, считали на немецком и английском, я про себя вообще не считала. Следующие десять минут Нового года прошли как большое состязание между левым и правым берегом реки: "официальный" помпезный салют, и отвязные фейерверки у главной станции. Сквозь дым было видно метров десять вперед, все остальное терялось в искрах. Старый год умер под оглушительный грохот петард, а новый вступил в свои права свете бенгальских огней и потоков вспышек.

За четыре дня я почувствовала себя знакомой с Берлином. Мы вставали в восемь и падали без сил в девять. Мы пили кёльш и ели гигантские порции еды в Ständige Vertretung, мотались по разным концам города, бегали по маленьким магазинчикам (бонсайный полюбился мне особенно сильно), бродили по музеям (и даже стояли в очередь в 10 утра в Пергам) и по паркам в чудовищный ветер.

Гамбург мне был совершенно не знаком.
Я даже, собственно, не знаю, зачем мне нужно было в Гамбург.
Вершина моих знаний о Гамбурге заключалась в информации, полученной из славного фильма Filth, и она, как вы можете понимать, не казалась культурной части города.
Просто однажды кто-то сказал: если ехать в Германию, то нужно заехать в Гамбург.
В поезде в Гамбург я забыла свой скетч-бук, который купила в Японии и пользовалась от силы пару раз - до сегодняшнего дня даже не думала о нем; как скинула лишнее.
Город был нам рад: на станции дедушка подошел, спрашивая, нужна ли нам помощь, а в отеле обсыпали советами. Когда мы выбрались из отеля было уже темно, краны на Эльбе были подсвечены, проходили туристические лодочки, а вода в реке была похожа на желе, которое очень хотелось потрогать.
Гамбург - город в себе, он не стремится понравится, он просто есть. И ты есть, и вы оцениваете друг друга.

Pure morning

Sharpness

Glass and stone
Berlin, 2015.01.01.

@темы: Фото, many merry days, children of June, brave old world, blue whale of my life, beautiful obsession

21:05 

Make tea and foreshadow shit.
Когда наступает пятница, вдруг возникает ощущение, что можешь еще бежать этот марафон, долго-долго. Что выходные - это не нужно и их можно оставить на потом, а сейчас - бежать, пока еще можно, потому что как знаю, как ты себя будешь чувствовать. Поэтому, когда моя коллега попросила меня остаться и попереводить сегодня, потому что она идет на корпоратив, на который не иду я, я конечно посомневалась, но в душе знала: все равно соглашусь. Тем более, гости - это мой второй любимый формат устного перевода (первый - совещания по проектированию).
За эту неделю у меня случилось три (3) приступа паники, я перевела в общей сложности сто пятьдесят (150) страниц текста, семьдесят (70) из которых составили перевод на японский инструкции по проектированию, в котором я не знала многие русские слова, я повела себя один (1) раз как взрослый и разумный человек, еще один (1) раз сходила на йогу в самый разгар панического приступа, благодаря чему, вероятно, смогла вытащить себя за волосы из этого гадкого болота.

Жизнь, в общем, удивительна и прекрасна, я наблюдаю за ней с замиранием сердца, но с тех пор как кончился немецкий (всего-то десять дней назад) я по-прежнему не способна поверить в то, что теперь я могу сохнуть дома сколько угодно и нет никакой нужды трястись в десять часов вечера в маршрутке домой, раскладывая по полочкам все свои дальнейшие перспективы. Я прихожу домой, грею воду, пью чай (последние два дня - ромашковый), смотрю TBT, листаю тумблер, играю на синтезаторе Дебюсси, играю с котом и ложусь спать.
В этом формате жизнь прекрасна, но скоро, совсем скоро надо будет снова собрать силы в кулак и продолжить марафон.

Я сюда очень мало пишу, потому что я не знаю, что сюда можно писать, а что - нет.
Но я вот, например, участвую в Зимней книге, в сборнике анонимных сказок с последующим раскрытием авторства, и я понятия не имею, как еще давать ссылку на нее, поэтому даю ссылку на координатора, надеюсь, она не откусит мне голову.

А еще у меня есть аск, на который я даже иногда отвечаю, вот он: ask.fm/shiro_eugenie

@темы: brave old world

22:13 

Make tea and foreshadow shit.
Помню, я начинала дремать под Another woman Моби. За окном была бархатная темнота. Было двенадцать часов ночи, лето, и Норвегия кругом.
Автобус вдруг остановился, мы сонными мухами потянулись на улицу, за удобствами. Кругом было темно, светили фонари мягко, справа было большое озеро, слева - небольшая насыпь, за которой - продолжение трассы. Я сначала пыталась вытянуть затекшую спину, потом спустилась к озеру, ухватилась за шершавый березовый ствол и смотрела на черное, живое маслянное пятно-озеро перед собой. Проезжали машины, было сонно, люди были похожи на утомленных птиц, слонялись бесцельно вперед-назад по траве, сидели на скамейках, обменивались новостями.
Той ночью мы долго ехали. Встретили закат в пятистах километрах от того места, где нас ждали кровати. Увидели Лиллехаммер с газона автозаправки, где сидели на траве и ели наггетсы из Макдональдса напротив. Гнали в темноте, мимо бесконечных озер и рек. А потом приехали, было три часа ночи в Швеции, мы были бестолковы и даже немного злы, но я все равно уличила момент, чтобы посмотреть, как пустую ночную улицу Карлштадта поливает дождь, которого уже не было на следующее утро.
Travels
Sweden, Umeå
DSC_0189
Norway, Trondheim

@темы: blue whale of my life, brave old world, children of June, Фото

21:59 

Make tea and foreshadow shit.
Что-то, наверное, надо написать.
В ночи прихватило спину так, что больно было дышать, ощущала как по крупице начинает сыпаться песочек, но потом, на работе, добрая доктор воткнула мне в ягодицу большую иголку, а потом еще погладила малыми разрядами токов, а я лежала и вдыхала иронию последнего метода лечения в рамках его применения на заводе, напрямую связанного с электроэнергетикой. Так или иначе, после этого я вернулась в мир живых, ходящих по лестницам без стенаний и садящихся на твердые поверхности без сложностей.
Что было пока меня тут не было? Ну, много чего.

Сегодня, скажем, с утра упал фонарный столб. Дело было так: я вышла из дома и шла на остановку, где меня должна была забрать развозка, и заметила странное изменение в пейзаже. Сквозь туман в котором, клянусь, я не видела ничего в паре метров вперед, вижу очертания бетонного столба, лежащего поперек проезжей части. Фура, говорят. Махнула хвостом, снесла ограду, а вместе с оградой - фонарный столб со светофором, и была такова. Светофор лежал на земле и продолжал переключаться, подсвечивая асфальт то красным, то зеленым.

Еще - была в Стокгольме, любила Стокгольм, а он продолжает поливать меня дождем, потому что мы, очевидно, все еще недостаточно хороши друг для друга. Каждый раз я приезжаю в этот город с мыслью уловить главное в нем за хвост, но как только ты попадаешь на его улицы, то понимаешь - главное в Стокгольме - его внутренняя лиса, которая убегает от тебя, помахивая рыжим хвостом, показывая тебе только белый кончик. Ажурный шпиль, узкие, упакованные туристами улочки Гамластана, менее упакованные, но не менее шумная и, в какой-то степени бесцеремонная Дроттнинггатан (женщина нарушает идиллию пустого, едва открывшегося ресторана, в непередаваемой манере спрашивая официанта на русском языке, есть ли у них обжаренный кофе и убегает, оставив последнего недоумевать). Метро и катакомбы, ажурные церкви и ночные крысы, нежный сиреневый вереск кругом, нелепые высотные здания и задворки. Не складывается картина, будто бы что-то выпадает постоянно. Вечер проводим в гостинице в пригороде, где едим начос и говорим о странном. Другие два - на паромах, один мотает и штормит, делая все, включая даже самые интересные способы проведения времени, еще более забавными, второй, видимо, не успевает начать маневры, до того, как я проваливаюсь в сон. Котка, где я умудрилась не бывать до этого (то есть, строго говоря, я там была, просто совсем далеко от цивилизации), оказывается городом-коробочкой, если вам эта ассоциация о чем-то говорит. Пьем кофе в маленьком кафе, где разговаривают на разных языках и смотрим на дождь, преследовавший нас всю поездку, но я не считаю его несчастливым. В конечном счете, любая поездка с моим участием - отличная, по крайней мере для меня.

@темы: children of June, brave old world, blue whale of my life

20:23 

Make tea and foreshadow shit.
Добрый вечер.
Каждый раз, когда я пытаюсь обработать фотографию, мой монитор начинает мерцать, пока не переходит в синий с белыми буковками и не умирает. Тогда я беру в руки карандаш и рисую.
Если честно, в действительности у меня не так много и времени для того, чтобы иметь его в излишке. Все свое свободное время я трачу как-то бестолково, потому что слишком озадачена количеством открывшихся возможностей.
Я играю Дебюсси, и уже было решила, что у меня начало получаться, как вдруг я решила послушать оригинал и была возвращена в суровую реальность.
Еще я занимаюсь немецким: два раза в неделю с семи до половины десятого я понимаю мало что, потом я еду домой, чтобы не понимать уже там. Впрочем, признаться честно, с таким графиком у меня не хватает времени на то, чтобы толком не понимать или задерживать внимание.
Я жалуюсь, впрочем, наверное, напрасно, потому что без этого моя жизнь становится невозможно скучна и утомительна.

Тяжело вспомнить, что было с того момента, как я писала в последний раз.
Одно из деревьев, сосна, которому предназначено стать бонсаем, о высадке которого я писала в прошлый раз, взошло. Я обнаружила это ужасно дурным похмельным утром после веселого корпоративного фуршета, и с замиранием сердца наблюдала за тем, как росток вытягивается, потом скидывает семечку, расправляет нежные иголочки. Сейчас мы с сосной, имя которой я еще не решила, хочу ли давать, ожидаем того, что будет дальше.
А вот клен, который я посадила в тот же день, пока не подает никаких надежд. Видимо, с сосной я попала в десятку: второе семечко так и не взошло. Я не расстраиваюсь, у меня осталось еще четыре семечка клена и столько же семян сосны.
Выращивание живых существ из семян - мое внутреннее увлечение сезона, потому что это бесконечно прекрасно, наблюдать за ростом маленьких зеленых побегов и их путь до взрослых растений.

Последние недели две не могла разлепить глаза. Просыпаешься с утра с мыслью о том, что нужно отменить все планы на вечер, но по мере того, как стрелка часов переваливает за полдень как-то смиряешься с той идеей, что нужно совершить еще несколько подвигов. Один раз (не далее, как в пятницу), я едва не отменила встречу, а она оказалась критична для установления новых горизонтов коммуникации. Еще в тот вечер я потеряла теплые наушники, и это событие, в отличии от упомянутого выше, меня действительно затронуло и расстроило.
Утром сегодня проснулась в 9 по новому времени по звонку от японского коллеги: сколько сейчас времени, спрашивает. Я разлепляю глаза, подскакиваю, сообщаю необходимое, и ложусь обратно, несколько озадаченно, потому что спать вроде как и не хочется. Девушка в аптеке заявила, что если от витаминов штырит сразу, значит это - плохие витамины со слишком большой концентрацией, и исходя из этой логики, витамины, которые она мне рекомендовала и я купила - должны быть плохими. У меня другое решение этой загадки: упадок сил, угнетавший меня последнее время связан с крайним истощением и вот, я, получив хоть какую-то подкормку, наконец-то хоть немного прихожу в себя.

На днях ходили на Манифесту, потому что была такая возможность и потому что ну как же не сходить. Надо признаться, что я была там до открытия, видела одним глазком, что происходит, и осталась совершенно озадаченной тем, что такое современное искусство. Чтобы хоть как-то сориентироваться в общем безумии я взяла с собой мать, которая не просто так художник. Кого же еще дергать за рукав и тихо спрашивать, что такого в Матиссе? (меня, впрочем, больше картин поразил тот факт, что зовут его Henry) В общем впечатления остались смешанные, но скорее положительные. Искренне люблю то, что сделали с Главным штабом внутри, хотя в нем есть те атрибуты, которые, кажется, неискоренимы: три бабушки-гардеробщицы, которые умудряются создать очередь, потому как работают по своей секретной схеме, объяснить которую не в состоянии даже они.

Постоянно слушаю сайт со звуком дождя, потому что мир вокруг слишком шумный и я по прежнему отказываюсь признавать тот факт, что сейчас - конец октября. Чем дальше - тем больше планы, и вот уже, кажется, совсем скоро Новый год, которого я жду со смешанными чувствами, потому что я увижу свою большую любовь, Берлин, о котором вспоминается самое удивительное. Пока же, уже совсем скоро, я еду в Стокгольм, с которым мне предстоит в очередной раз попытаться познакомиться, но, наверное, сейчас у меня то самое состояние, чтобы повторить попытку.

@темы: many merry days, children of June, brave old world, blue whale of my life

22:07 

Make tea and foreshadow shit.
Моя жизнь достаточно занимательна и интересна: у меня с начала сентября ни секунды на вдох, я все бегаю, еду, и Мегафон приветствует меня в Финляндии уже смс "с возвращением".
Снова пошла на немецкий и все еще поражаюсь, насколько много я помню. Обучение ведется по контактному методу, заниматься по которому я еще не пробовала, что делает его еще интереснее. Головой я где-то уже в Берлине, потерялась.
Потерялась также в лесу, в волшебном лесу финской Карелии, где я оставила свое сердце еще в детстве.
Была мастерская и дом Евы Рёнэнен, резчицы по дереву, в восхитительном мире которой мне хотелось жить: столько теплого вокруг, гигантские цельные спилы стволов, один из них - сова, другой - медведь, третий - бабочка. Церковь, выстроенная супругами - воплощение того, какой дом я бы хотела однажды иметь: высокая изба, сруб которой сложен из огромных сосновых бревен, а верхняя часть - стекло, оно такое легкое и прозрачное, среди высоких карельских сосен!
Еще было Коли, еще один национальный парк и отель на краю скалы, с веранды которого видна вся-вся Финляндия, расстилающая далеко. Утром все затягивается туманом, и вот теперь уже мы находимся над пропастью в молоке. Я счастлива одной мыслью о том, что сейчас, в этот самый момент, есть кто-то, с кем бы я хотела остаться в этой точке мира для комфортного и уютного ничего.

Я приехала отдохнувшей, хотя вечером у меня разболелась голова от того, как сильно я хотела спать.
Начиная с этой недели я смогу потихоньку отпускать и выдыхать: перед выходными я получила семена деревьев, из которых намерена сделать бонсай (красный клен и красная же сосна, очень много красного; еще, обмазавшись смолой выковыривала семена из шишки сосны, растущей на площади в Йонесуу) и планирую посадить на выходных, сегодня я получила две книги, которые очень хотела и ждала. Теперь все ожидания завершены.
Сентябрь тоже завершается и скоро я перестану ждать того, когда же он подойдет к концу. Я живу от момента к моменту, перескакивая через все то, что между. Мой психолог грозит мне поведенческой терапией, а я чувствую, что в кои-то веки у меня уже давно все хорошо и я не всегда уверена, зачем я вообще хожу к ней.

@темы: brave old world, blue whale of my life, Welcome aboard the U.S.S. Enterprise

22:09 

Make tea and foreshadow shit.
Когда я уезжала, я все время слушала My boy makes coffins. Теперь я вернулась и в моей голове одна What the water gave me, и я чувствую, что истончаюсь и становлюсь водой.
Я лежала на деревянном пирсе свесив ноги так, что подошвы кроссовок едва-едва касались поверхности воды. Один раз проплыл такси-катер, поднимая волны, и тогда пирс принялся укачивать меня, а вода - плескаться выше.
В лес, разумеется, по моим понятиям ходить надо совершенно не так. В лес надо ходить так, чтобы была палатка, лодка, удочка, корзина для ягод, тишина и покой. Мы же ходили группой в 40 человек в первой половине пути и вдвоем во второй.
Реповеси - это национальный парк на карте, но на деле - это лес с несколькими улучшениями вроде подвесного моста, усыпанной гранитной крошкой дороги до самого популярного места, выбитых ступенек и организованных мест для стоянок. Я люблю такой лес всей душой: камни, сосны, заросли черники и брусники, мягкие мхи и еще грибы. Мы обошли вкруг большого озера, переправились на пароме на ручной тяге (две девушки хрупкого телосложения общим весом не больше 90 кг), а потом легли на тот самый пирс и лежали там.
Было тихо, светило солнце и все было хорошо.
И тут в моей голове засела What the water gave:
‘Cause she’s a cruel mistress
And a bargain must be made
But oh, my love, don’t forget me
When I let the water take me

So lay me down
Let the only sound
Be the over flow
Pockets full of stones

И потом еще раз: мы были на лодке, которая гладила поверхность озер. Снаружи был ветер, снаружи были бесчисленные острова, сосны и горы. Мы остановились один раз рядом с "концертным залом" - каменным обвалом на одном берегу и скамейками на другом. Там, говорят, устраивают всамомделешные концерты. Вторая остановка - чумное кладбище. Экскурсовод, которого я для дифференциации и сокращения новой информации решила называть не-В., похожий на страдающего Иисуса с картин Эль Греко, говорит о том, что своих мертвых здесь хоронили во время чумы для того, чтобы они не поднялись и не пришли за мертвыми. У мертвых растет черника, но есть я ее не рискую.

Мы собирали камни, смотрели на невероятных размеров сосну с зелеными шишками, по которым стекала смола, я обнималась с лиственницей, которой, на вид много-много лет, у легкого и воздушного дома в готическом стиле из белого дерева. Лиственница выглядит старше дома и старше всего вокруг нее. А вдалеке на горизонте виднелась большая водонапорная башня, похожая, в заходящем солнце на большой гриб.

Искусство отдыхать даже среди людей - великое искусство. После недели, когда я была буквально выжатой, как лимон, я не ожидала, что на утро нового понедельника почувствую себя снова свежей, как будто бы провела неделю или две в отпуске, но оказалось, что и это возможно.
Впереди много разной деятельности: с завтрашнего дня начинается немецкий, и я надеюсь, что хоть в этот раз все будет хорошо.

Еще и маленьких радостей - мне пришли две книжки, написанные женщиной по имени Ниномия Маюми, искренне потрясающим человеком, который в своем весьма и весьма преклонном возрасте путешествует, интересуется и пишет. Она - мать моей преподавательницы по сольфеджио в Японии, и они вместе приезжали в прошлом году в Питер, и я бегала с ними по городу. Это - те воспоминания, которые я очень-очень люблю.

@темы: *_*, brave old world, children of June

22:35 

Make tea and foreshadow shit.
Дорогое мироздание, я вижу свою проблему: сарказм. Неуемный, неудержимый и всеобъемлющий сарказм - то самое оружие, которое я использую к месту и не к месту, потому что надо или потому что устала, потому что по-другому не могу, и по мильону других причин. Я даже не знаю, что делать.

В моей голове, знаете, творится много всего, но в крайне ограниченном формате. Кто-то говорит, что кончилось лето, а у меня - все повторяется, аптека, улица, фонарь, безудержная тоска по фантомному и большое зеленое дерево на фоне темной ночи. И мне почти стыдно, но мы-то знаем. Мы-то со мной все знаем.

Один из самых популярных персонажей последних недель - это сэр коровьи глаза, как я решила его называть. Случилось это так: я шла с обеда, а когда дошла до кабинета оказалось, что я дала свой телефон и великодушно согласилась сходить на свидание, о чем немедля раскаялась. Сэр коровьи глаза - из тех людей, которые не издают звуков, носят серое и идеально сливаются со всем: со стеной, с толпой, с фоном. Он появляется внезапно, смотрит на меня большими, полными печали коровьими глазами, за что и получил свое внутреннее наименование. Он пишет мне смс от которых меня внутренне тошнит и снова смотрит коровьими глазами. Я избрала идеальную тактику и хохочу, убегая в закат. Моя личная жизнь - это кошка Шрёдингера, застывшая в состоянии хрупкого баланса и большие коровы с большими влажными глазами - не то, что добавляет стабильности.

Большей частью мне, впрочем, странно. Особо невыносимой я чувствую себя, на этом новом онлайн курсе, который мне кажется недостаточно сложным и продвинутым, но я строго решила: немного страданий никогда не повредят. Я страдала полтора часа от силы, потом я не страдала, что, в принципе, уравнивает. В ожесточении изучаю гражданскую войну в Англии 1135-1154 гг., бегаю каждый день проверять: не пришла ли моя книжка по англосансонскому периоду, но увы. Заказала семена бонсая, потому что нет моих сил больше и я даже не знаю, что пробуждает во мне такую жажду растить и выращивать. Хотя нет, погодите, знаю.

@темы: many merry days, jiko no kaihou!, children of June, brave old world, blue whale of my life

21:11 

Make tea and foreshadow shit.
Я откровенно не знаю, о чем писать: мой целый мир остается на Энтерпрайзе, который работа. Работа занимает все мое время с того самого момента, как я вернулась из отпуска в середине июля, а теперь, когда моя коллега, второй переводчик с японского, ушла в отпуск, она занимает все время, всю мою голову и даже немножечко больше "всего", чем следовало бы.
Хорошо, что я люблю свою работу. Плохо, что нельзя разорваться: где-то не успеть, с кем-то не поговорить.
Вот сегодня, например: день драм. Астрологи объявили неделю выяснения отношений и мы их действительно выясняем. С холиварами, ссорами, дерганьем за косички и прочими элементами взаимодействия взрослых и умных людей. Это весело, правда.

В остальном о том, что было - был, вот, например Павловск. Утро какого-то дня, отвратительная электричка, трава по пояс, купальщицы и купальщики с могучими животами, несколько человек, в разных местах стояли в одинаковых позах. Умом понятно: они призывают кого-то. Нам они призвали аппетит и бутерброды.
Потом был еще Пушкин. Я ввязалась в неравный спор о том, существует ли слово "руины" в единственном числе. В Пушкине, в парках, где я не была очень много лет - величественные руины срастаются с природой, сверкают на солнце начищенные купола свежеотреставророванных церквей, меланхоличные заросли и особо вредная галька, которая стремится засыпаться в балетки. Дома увидела: ноги были одного цвета с обувью, равномерно грязно-серые. Промашка вышла.

Нестерпимо хочется. В лес, рисовать, читать книгу по истории англо-саксонской Англии. играть на басу, изучать все и сразу, уехать в Хельсинки специально для того, чтобы встречать раннее утро в центре города со стаканом апельсинового сока, хочется делать глупости и умности, соблюдать баланс между лисьим в себе, умным и ответственным взрослым и adorable puppy, и всякое прочее.
Вместо этого всего я прихожу домой, готовлю еду, забираюсь в кровать, образую кокон и включаю очередную лекцию по истории мира. Преподаватель из университета Yale в вводной лекции по истории раннего средневековья (III - XI вв) говорит о распаде империй и задает риторический вопрос: отчего же, почему же распалась Римская империя, Британская империя, Советская империя. Заползаю с головой под одеяло.
Не знаю, на кой черт мне далась история англо-саксонской Англии, но без нее мой маленький книжный червь остается кадавром неудовлетворенным. Он недовольно пролистывал статьи и материалы по истории норманской династии, а потом узнал о том, что есть, оказывается, идеальная книга, долго спорил с собой, а потом ее и заказал. Я так давно не заказывала ничего из интернета, что даже и забыла каково это: ожидать, когда вещь, которую ты видел на экране картинкой, материализуется у тебя в руках. Это как та гифка с парнем, выхватывающим из монитора котенка. Только у меня книга.

В целом все очень даже хорошо. Я хорошо питаюсь, хорошо, но мало сплю, хорошо хожу на йогу, хорошо спорю, хорошо провожу время. Хорошесть - это сознательный выбор, который делается путем удаления в страну эскапистов. Там, кстати, тоже очень даже хорошо.
Про сон: он безжалостен. Каждый день на этой неделе я просыпаюсь позже и позже. Я едва разлепляю глаза, кладу в себя завтрак, намазываю непроснувшееся лицо косметикой, одеваю спящее тело в одежду и выпихиваю невероятным усилием воли в жестокий мир утра. Моя жизнь, возможно, была бы значительно хуже, если бы не ангел-С. не привез из Японии по моему заказу две упаковки кофе, того самого кофе, без которого мне по утрам и жизнь не мила.

А как у вас дела?

@темы: Welcome aboard the U.S.S. Enterprise, blue whale of my life, brave old world, children of June, Божественная задница

21:36 

Make tea and foreshadow shit.
Об отвлеченном: наверное, это наступил первый breakpoint, от которого зависит, сколько их еще таких будет. Mary counts walls.

Пока все страдают от жары, я мерзну по утрам, а потом периодически отключаюсь в духоте автобуса по дороге домой. Все остальное время мне достаточно безразлично.
Жизнь за окном появляется почему-то именно ночью. В два тридцать ночи с воскресения на понедельник, когда спать особенно тяжело, где-то кто-то включает музыку. Я просыпаюсь немедленно, ругаюсь, пью воду на кухне, потом заползаю обратно в кровать. Где-то в полусне слышу, как приезжает доблестная полиция. А может быть и нет, на то полусон и полусон.

Коротко резюмируя прошедшее с момента последнего отчета время, я могу сказать, что моя жизнь состоит из вещей, которые я хочу, но почему-то не могу сделать, что должно, наверное, повлечь за собой какой-то самоанализ, но он определенно откладывается до следующего сезона самоанализов.
Таким образом, основное мое занятие сейчас - это работа, чтение странных книг и сон. В этом есть и хорошее: погружение в работу было поощрено материальным образом, что в этом квартале, случилось далеко не со всеми. Как же тут не порадоваться, а.
На работе, раз уж о ней речь зашла, все так: на днях пришла выпрашивать себе работу потому что прокрастинировать уже больше нет сил, смотрела на начальника большими влажными оленьими глазами.

Планы на относительно удаленное будущее устанавливаются нехотя. Кое-что наконец-то утряслось, а вот с другими вопросами душно и тяжко. Душность и невозможность выносить решения довела меня до ручки.
В целом, первый месяц без учебы прошел тяжело. Несмотря на общее отвращение к системе образования из-под палки, сложившееся у меня в период подготовки и сдачи финальных экзаменов, я прихожу к тому, что поучилась бы еще. И еще. И еще.

@темы: brave old world, blue whale of my life, Welcome aboard the U.S.S. Enterprise

21:52 

Make tea and foreshadow shit.
Пока телеграфно: мне дали диплом, а он оказался красным. Все ведут себя так, как будто бы это очень большое достижение, а я просто озадачена и не понимаю за что. Меня на первом курсе грозили выгнать учиться в коридор. А на третьем выгнали с экзамена и поставили тройбан по международным конфликтам. Я догадываюсь, что это круто. Может быть. Наверное. Я не знаю.

Вернулась из отпуска: видели бы вы эти счастливые лица. Я умотала в горячую пору и все по мне скучали. Несколько раз сообщили об этом. Потом догнали по дороге от одной развозки до другой (сложная система ж/д переездов и стратегических автобусов) и снова сообщили. Правда, пообедать не дали потому что КОМИССИЯ АТТЕСТАЦИЯ МЫ ВСЕ УМРЕМ. Люблю работу, работа ты ничего так.

Фрейдистские знаки кругом, что-то надо делать с расшалившимся либидо: я пыталась его укрощать рисованием окошечек сантиметр на сантиметр с мелкой расстекловкой, но оно не согласилось, что это достойная замена. Е. подарил мне Фрейда (брошку, не целикового) и посоветовал прикрепить его на белье в районе выреза. Я горжусь своим Фрейдом.

Провела вчерашний день за пополнением плейлиста. Шаффл айпода весь день кормил только знакомыми треками. Все как всегда. Понимаю, как тяжело по всем фронтам: ничего знакомого, никакого врения узнавать незнакомое, а старое-то вон оно, до дыр уже заслушано и видеть его уже невозможно. Но я смогла, а в голове все равно песня исполнителя, за который мне стыдно, с альбома-саундтрека к фильму за который мне стыдно. Надо уже что-то с этим делать.

В поездке сделала то, в чем себе долго отказывала (живем один раз) и прочитала всю трилогию THG, рыдала в конце, очень жалко Финника, очень жалко всех, особенно фильмы.

Здесь по идее надо подводить итог сумбуру, а я не хочу.
Я постриглась, кстати.

@темы: blue whale of my life, brave old world, children of June

00:04 

Make tea and foreshadow shit.
Концентрация: гид В. просится в каюту попить водички, а потом, под воздействием невыносимого веса бытия падает на ту часть, где я спала, накрывается одеялом и заявляет, что никуда не пойдет. По шведскому времени, по которому мы жили еще вчера, было 6 часов утра. Мы встали в пять.
Объем визуальной информации просто ошеломляющий. Уже на второй день в Норвегии я резво переключилась на отрицание реальности, потому что слишком много и, вы не поверите, не реально.
В отеле Умео (еще Швеция) нас ждал номер с пиксельной стенкой и достаточно интимной подсветкой у изголовья кроватей. Мы тратим определенное время на то, чтобы отсмеяться и еще некоторое количество времени, чтобы найти выключатель. Город можно обойти-обежать за час, по улицам курсирует парад раритетных машин, среди которых урчит Импала.
Трондхейм (уже Норвегия) - это город, где можно потеряться. Его можно обойти за пол-часа, если только не сбиться с пути. Меня не отпускают красочные домики на сваях в воде, мосты, вода, мостовые, и - город. Вечером того дня, пытаемся смириться с тем, что чуть меньше, чем за 48 часов мы посетили три страны. В этот-то момент я и теряю чувство реальности. Юноша в тапас-баре, в единственном месте, которое оказалось не закрыто, помогает нам выбрать в меню на норвежском вкусный ужин. Мы пьем вино и наблюдаем за тем, как велосипедисты пытаются подняться на гору, сопровождаемые свистом одобрения или неодобрения (если велосипедист таки сошел и пошел пешком). В городе хочется остаться. В городе нечего делать и сюда можно приехать просто для того, чтобы тихо сойти с ума.
Дальше все перемешалось.
Была смотровая площадка (кажется, норвежский Молде) и 22 вершины. Мы бегаем между кривенькими соснами, снимая город, озера и природу вокруг нас. По дороге с площадки тормозим резко на повороте: марафон велосипедистов-любителей (да, снова в гору), которому мы перекрыли дорогу. Пятнадцать минут наблюдаем за нескончаемым потоком людей на велосипедах, считая номера (за триста) и подбадривая проезжающих (они, разумеется, не слышат).
Помню стоянку. Много-много земляники.
Утром какого-то дня в Кристиансунде поочередно появляются сначала пароход (большой), а потом туман (густой). Туман погребает за собой все острова, которые были видны из окна нашей гостиницы и кругом устанавливается белое молоко. В Кристиансунде мы, за пару минут до закрытия, успеваем зайти в супермаркет, чтобы закупиться ужином. Снавигировавший нас юноша спрашивал на русском, по какому времени мы ориентируемся - по московскому или по украинскому? Кажется, он заприметил нас, когда мы обсуждали фундаментальные проблемы мудачества всего на свете.
Атлантическая дорога: мир все еще поглощен молоком, молоко везде, оно льется через горы на поля, заползает в туннели и просачивается в Атлантический океан, надежно пряча под собой горизонт. Мы видим не так уж и много. Нам и надо не так уж и много. Скалы, ракушки, останки морских ежей и крабов, съеденных чайками, неожиданная волна, оставившая нас с мокрыми ногами и незабываемым опытом. Кому-то не нравится, у меня саундтреком - нежные the novembers и ощущение морской воды.
君のその肌の中で起こる
全ての出来事はなんて美しいんだろう
さわらせて
泡みたいに流さないで

Чем дальше, тем больше я путаюсь, но в следующий раз я прихожу в себя, задрав голову для того, чтобы посмотреть на отвесную стену высотой 1100 м над уровнем моря. Мне хочется выпрыгнуть из автобуса и убежать в леса, но вместо этого я прыгаю по придорожным камням к бушующему потоку, срывающемуся с этой высоты. Люди складывают пирамидки из плоских камней на берегу, и хотя никто, кажется, особо не понимает, зачем, все складывают, старательно, думая о своем. Я тоже складываю. Точнее, помогаю.
Самое страшное в этой высоте - это смотреть на нее сверху вниз. На смотровую площадку, вывешивающуюся над краем скалы. Я уже достаточно сильно перегружена, чтобы начать уговаривать себя испытывать эмоции, но отсутствие страха, когда я стою на этой самой площадке - это, пожалуй, не самое худшее. Долина, водопады, кривая дорожка, обветренные и осыпавшиеся горы, реки. Подавляюще. Восхитительно.
Олесунд - еще один город в котором хочется остаться. Парень, сидящий на лодке в бухте спрашивает откуда мы, и со слышимым акцентом говорит - так я же тоже из Петербурга! Олесунд - это репетиция Стокгольма. Мы пробуем еду на фестивале (кажется, морском) и я почти ударяюсь в панику от того, насколько это напоминает то, что я мучительно пытаюсь забыть. Но нет. Город - это концентрация того, как я представляю себе Италию. Голубая прозрачная вода, лес мачт яхт и несметное количество лодок и дома по колено в воде. Олесунд - последняя передышка перед сумасшедшим забегом.
Ночью на дороге, когда мы едем Швецию, В. рассказывает, как автобус останавливает мужчина и просит его отговорить женщину прыгать с моста, обосновывая свою неспособность это сделать тем, что он-то опаздывает. В. отказывается, конца истории я не узнаю. Мы стоим у озера, кажется, полночь. Я обнимаюсь с березой, слушаю новости о победе Германии (и откуда только люди информацию получают!) и мечтаю оказаться в кровати. В кровати мы оказываемся в 3 часа ночи, я очень расслаблена, потому что не спала, читала книгу. Кровать в номере была одна, кстати. Но одеял было два. Это была странная ночь.
И вот еще: Стокгольм. Я чувствую себя снова в Праге, здесь немного удушливо и клаустрофобично, от какофонии различных языков кружится голова. Идет дождь.

Когда мы, наконец, пересекаем российскую границу, все говорят о том, как хочется назад, в Норвегию. Не знаю, чего мне хочется в этот момент. Я чувствую себя отвратительно неустойчиво с первой минуты, как сошла на твердую землю с парома, как будто бы я увезла немного моря в своих ногах. Мне хочется монотонности, которую можно игнорировать, мне хочется забиться в уголок соснового леса и провести день, не занимаясь ничем, кроме как собиранием ягод. Вернуть стабильность и вытряхнуть море из ног, но вместо этого в голове складываются пасьянсы новых путешествий и дальних перелетов. Кто знает.

@темы: children of June, brave old world, blue whale of my life

01:14 

Make tea and foreshadow shit.

you guys have no idea.

Вчера: пиво. На кассе привычно спрашиваю показывать ли паспорт - да, конечно! - отвечают мне. А потом - да вы на фото и то взрослее выглядите. У меня очень плохое фото на паспорте. Очень.
Вчера: пиво. Сначала я ставлю готовиться не свою еду (мясо; я не умею готовить мясо и просто молюсь, чтобы оно хоть в этот раз удалось), вываливаю банку фасоли с острым соусом и одинокой сосиской для себя и иду праздновать все на свете. Когда половина бутылки пива уже во мне, а серия, которую я смотрю, достигает своей кульминационной точки, раздается звонок: спасай. И я доблестно спасала, продолжая перемещать пиво, остававшееся в бутылке в себя. Потом спасла, уснула, была разбужена, понесла кару от собственного организма за жадность, испытала новую волну жуткого экзистенциального кризиса (случается частенько, но паника, связанная с ним оказалась свежим решением организма), а потом и заснула, едва успев уткнуться в подушку.

Вообще, у меня с сегодняшнего дня отпуск. Ура, отпуск! Ура, отпускные! На днях мой начальник даже не мог вспомнить, когда он успел подписать документы на отпуск, а я головой была в нем еще где-то с прошлой недели. Радуюсь, ем, радуюсь, пью, снова радуюсь. Ночью во вторник уезжаем в дальние страны, в последнее время только про это и разговоры: что, где, да как. Неделя по всей Скандинавии.
Время наслаждаться жизнью. Отдыхать и наслаждаться жизнью.

@темы: brave old world, children of June, many merry days

as it is

главная